Инфографика
Опрос
Что Вы делаете, если заболеваете? [?]

— Обращаюсь в бесплатную поликлинику
— Лечусь сам
— Обращаюсь в платную клинику
— Обращаюсь к нетрадиционной медицине
— Ничего не делаю, все пускаю «на самотек»
— Затрудняюсь ответить
Самые рейтинговые новости
Спешите на помощь
Талантливы вместе
Союз единомышленников
Ее сердце открыто для всех
Отказавшихся от взяток полицейских премировали в Красно ...
Реклама
Реклама
Аугуст Нейман: «О своей жизни откровенно…»
Автор: Enpravda |
3 февраля 2017 |
Просмотров: 390 |
Комментарии (0)

 Это интервью долго планировалось и постоянно откладывалось, заставляя меня вновь и вновь мысленно возвращаться к его предполагаемым вопросам. Что можно спросить у человека, чья жизнь - эпоха? Конечно, многое. Ведь перед его глазами прошли события поистине государственного масштаба: Автономная республика немцев Поволжья, депортация, труд ссыльнопоселенца и рационализаторские предложения, ставшие достоянием всего края…  Это интервью с Аугустом Егоровичем Нейманом, человеком, полюбившим Сибирь и ставшим сибиряком поневоле. 

- Аугуст Егорович, довольно много исследовательских работ посвящено Немецкой республике на Волге. Связанные с ней события оставили отпечаток и на Вашем детстве, Вашей семье… 

- Отец мой, Егор Егорович, работал в селе Каменка. Это был крупный районный центр двух больших колхозов недалеко от Саратова. Работал водителем «полуторки» на МТС, развозил ГСМ для колхозов. Мама, Мария Иосифовна, была домохозяйкой. В семье было трое детей. Я, брат Георгий и сестренка Мариночка, умершая уже здесь, в Сибири, от простуды. 

- Вам, человеку пережившему депортацию, есть что рассказать…

- В сентябре 1941 года положение на фронтах было тяжелым, об этом официальные органы старались меньше говорить, но информация все равно просачивалась в народ. Поскольку отец работал на машине, его оставляли в деревне до последнего, как и всех, кто работал на транспорте. Они развозили своих односельчан: кого куда. Многих – на пристань в соседнюю деревню, откуда на пароходе людей отправляли в Саратов, где уже их поджидали эшелоны. Последними в деревне оставались только семьи этих самых шоферов. Кстати, в последнем рейсе с отцом и в других машинах ехали молодые парни, которые должны были уже эту технику перегонять обратно. 

 Перевезли нас на барже в Саратов. Садимся на поезд, а вагоны товарные, открытого типа. Поехали. У всех нас была мысль: «Нас везут в тепло, разгрузят в тепле и хуже не будет». Уже был конец сентября, а нас продолжали везти. Порой на станции сутками стояли. Стали замечать, что эшелон следует совсем не в южном направлении. У кого-то нашлась карта, стали смотреть: ага, в Сибирь едем! 

 После долгих мытарств привезли нас в Красноярск, оттуда на баржах по Енисею сюда. Открытые такие баржи, грузовые… На улице уже октябрь. Нас привезли 26 октября 1941 г. в Усть-Кемь. Причалили мы к пристани, если ее так можно было назвать, а на берегу нас уже ждали телеги со всех местных деревень: Подгорная, Ялань, Шадрино, Погодаево… Когда зачитывали списки, нас тоже выкрикнули, и мы отправились к ожидавшим нас подводам. 

Встречать нас вышли только женщины, старики и дети, мужиков-то почти не было. И вот им объявляют: немцев привезли. Они, видимо, даже и не подозревали, что в нашей большой стране есть собственная Немецкая республика. К нам подошел дедушка Гавриил. Представь себе мужика сибирского склада, с бородой, сразу чувствовалось, что он был человеком, некогда наделенным властью. Действительно, как потом рассказывали, он был сыном не то купца, не то крепкого крестьянина. Он воевал в Первой мировой, получил ранение. Как оказалось, он знал немецкий язык. Это облегчило нашу участь здесь в плане общения. Гавриил пояснил собравшимся, кто мы такие, что мы не враги, и они его слушали. С почтением слушали! 

- Как обустраивался ваш быт на новом месте?

- Гавриил сообщил нам, что на окраине одной из улиц есть три пустующих дома. Туда нас и увезли. Один из домиков стал нашим. Окна выбиты, небольшая печурка,  которую отцу удалось разжечь, наломав дров в огороде. Так началась наша жизнь в Усть-Кеми. Не припомню, чтобы к нам относились плохо. По приезду мы все встали на учет в сельсовете Шадрино. В Усть-Кеми с 14 лет началась моя трудовая деятельность. 

Сначала мы с братом пасли колхозных овец. Достоянием колхоза были 22 шленских овцы - красивые, кудрявые. Корм им привозили на лошади, а воду носили ведрами с Енисея. Весной нас направили на поля Шадринского колхоза. А отца еще в январе 1942 г. забрали, как и всех мужчин-немцев, в трудармию. Сначала он в Решетах занимался заготовкой леса, а потом – в Перми. Оттуда он вернулся только в 1947 г. 

- Как же вы оказались в Енисейске?

- В Енисейске уже находились четыре женщины-немки, которые еще там, в Поволжье, работали водителями и задержались там в свое время, чтобы увезти свои семьи. Одна из них, Анна Николаевна, хорошо знала русский язык.  У нее было четверо детей, пятого родила уже в Усть-Кеми. Как потом оказалось, в Енисейске было несколько грузовиков, но не хватало водителей. Этих женщин вызвали сюда работать на машинах, а Анна Николаевна предложила взять с собою и нас. Таким образом, в июле 1942 г. мы переехали в Енисейск. 

 Жили прямо в церкви. Наверху старого собора (Богоявленского) располагались небольшие квартирки, там и поселили пять семей. На всех была одна плита, а кроватей и прочих удобств не было. Здесь продолжилась моя трудовая деятельность. Надо сказать, что и в Енисейске мужчин почти не было. Машин немного: четыре грузовика ГАЗ-42, работавших на твердом топливе (дровах), и одна, работавшая на бензине. Бензиновую использовали в дальних рейсах, поездках в Красноярск, а остальные в основном перевозили муку с барж на хлебозавод. 

- В чем заключалась Ваша работа?

- Я занимался вместе с женщинами заготовкой дров для этих самых ГАЗ-42 в Енисейской автоколонне (АТК № 5). А уже осенью того же года судьба моя сделала новый поворот: я стал работать слесарем, сначала учеником, а потом и самостоятельно, в той же организации. Отмечу, что этой организации я посвятил 52 года своей жизни. Окончил параллельно вечернюю школу рабочей молодежи (ШРМ). Мне легко давалась учеба, да и с техникой я всегда был на «ты». Отцовское наследие, так сказать. Поэтому я выбрал не просто профессию слесаря, а слесаря-специалиста по моторам. 

- У Вас были учителя в этом деле или наставники? 

- К счастью, попались мне хорошие люди из репрессированных. Среди них Коневец Дмитрий Степанович, строгий, но справедливый. До ссылки он работал инженером. Но был рад, что его приняли в АТК слесарем, его, инженера! Он меня многому научил, за что я и поныне ему благодарен.

Постепенно мы стали искать себе новое жилье, и оно нашлось: в том месте, где сейчас стоит здание автовокзала. Чуть в стороне по ул. Бабкина был одноэтажный дом, тоже когда-то купеческий. В нем располагалась контора АТК. Стали жить мы при конторском доме. Когда начали строить автовокзал, мы потеряли крышу над головой. Обратились к власти, нам ответили: берите, мол, участок, стройтесь. Участок отвели в районе современной улицы Олега Кошевого. Построили одну половину, перебрались туда. Строили года три, вскоре отец умер. Этот дом и сейчас стоит, там сын живет.

 Однажды на одном из складов нашли довоенные станки для расточки цилиндров, их перевезли на второй этаж собора, в наши бывшие квартиры, и сделали там мастерскую. И началось мое учение токарному делу. 

В 1953 г. контора переехала на ул. Перенсона в старую церковь (Троицкую), вот там и был гараж. В это время шло активное пополнение парка. Мы стали получать новую технику. Это были машины марки ЗиС, а потом ЗиЛ. И грузовики, и автобусы.    

 К 7 ноября 1957 г. в подарок конторе было выстроено двухэтажное белоснежное здание на перекрестке улиц Бабкина и Громовой - со всеми цехами и мастерскими. Правда, выстроено оно было по проекту легкового парка, а мы туда свозили все, что у нас было. Часть построек оказалась в неудовлетворительном состоянии. К этому времени я уже числился механиком, довольно подготовленным и теоретически, и практически. К тому же, я стал совершенно свободным человеком, выйдя из-под наблюдения органов.

- Это дало возможность реализовывать Ваши рационализаторские предложения?

- Совершенно верно. Первая моя воплощенная идея - это кузница с механическим приводом и литьем. Я решил отказаться от мехов, сделать кузнецу двухгорновую, чтоб можно было работать сразу двум кузнецам. А что такое кузница для автоконторы? Это чуть ли не самый важный ее орган. Свое изобретение я начал создавать еще в 1953 г., т.е. еще на старом месте. 

- Как отнеслись коллеги к Вашей идее?

- Да как отнеслись. Ходили все с одним и тем же: а тебе это надо? Не так давно я был в гараже, захожу в цех - стоит еще мое горно, то самое, с 1953 года. А с одним моим изобретением был вызван даже в Красноярск. Можно ли изготовить резьбу на детали без токарного станка, почти в полевых условиях? Можно. Этот новый инструмент был не длиннее двух поставленных рядом шариковых ручек. Он облегчил участь ремонтных бригад. Думаю, что мы очень сильно помогли тогда нашим сибирским автоконторам в экономии времени по ремонту машин. Собственно говоря, на моем счету было более шести реализованных на практике рационализаторских предложений. 

- Насколько мне известно, Вы являетесь еще и автором сдвижных ворот, которые до сих пор служат Енисейскому АТП?

- Здесь все получилось очень просто. Подходила к концу моя трудовая деятельность, стал подумывать я о пенсии, решил такую вот память о себе оставить. До этого в АТП были деревянные ворота. Как всегда проблема была в материалах, их удалось достать в Новоенисейске, а электромотор я выписал из Подтесово, что-то заказывал на нашем механическом заводе. Сделал соответствующие чертежи. После долгих мытарств ворота были готовы и поставлены в 1990 г. Теперь, приходя в АТП, я по-прежнему вижу свою работу. 

Перед уходом на пенсию со мной произошел неприятный случай: упавшим бревном мне сломало ногу, после этого я уже не мог работать. Потом был уволен на пенсию по возрасту, а фактически это результат перелома. Тогда же за все труды и многолетнюю деятельность был удостоен медали «Почетный Работник Транспорта России».  Вот таков весь Аугуст Егорович. Но я поведал Вам только часть своей жизни.

- Очень весомую часть. Спасибо. 

 

Записал научный сотрудник Енисейского краеведческого музея Юрий РОМАШКОВ 

Фото из архива Енисейского краеведческого музея

   

Аугуст Егорович посвятил работе в АТП (бывшей АТК № 5) 52 года жизни

 

Машин в АТК в 40-х годах было немного: четыре грузовика ГАЗ-42, работавших на твердом топливе (дровах), и одна машина, работавшая на бензине


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем




Добавление комментария
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении:

Друзья сайта
Реклама

Мы в соц.сетях
*****************************************
*****************************************
Полезные ссылки
Портал государственных услуг Российской Федерации Как зарегистрироваться на портале госуслуг Gosuslugi.ru
Популярные теги
Календарь
Праздники сегодня
Что нибудь
Реклама
Яндекс.Метрика